Все новости
Общие статьи
8 Мая 2018, 12:20

«Весь город в тот день на улицу вышел...»

Андрей Иванович Канаев родился 15 октября 1924 года в деревне Верхне-Сазово Кугарчинского района, там же окончил начальную школу, а доучивался уже в Оренбургской области. После окончания 7 классов поехал в город Орск, где на фабрично-заводском обучении получил специальность каменщика.

Андрей Иванович Канаев родился 15 октября 1924 года в деревне Верхне-Сазово Кугарчинского района, там же окончил начальную школу, а доучивался уже в Оренбургской области. После окончания 7 классов поехал в город Орск, где на фабрично-заводском обучении получил специальность каменщика.

Когда началась Великая Отечественная война, Андрею еще не было 17 лет, но он уже работал на секретном производстве – строил военный завод. В январе 1942 года работа закончилась, а в августе его призвали в армию. «Тогда считалось, что особо опасно в летчики попасть. Меня спрашивают в комиссии, куда тебя отправить? Да куда скажете, говорю. А давай-ка мы тебя на флот определим, говорят. Так вот я стал моряком», – вспоминает Андрей Иванович. Но куда именно он попадет, долгое время было непонятно. Сначала призывников отвезли в Уфу. «Спали там в казарме на полу, помню. А ночью разбудили, построили и отправили на железнодорожный вокзал. Погрузили в телячьи вагоны, поезд дернулся, и нас повезли. Куда? Никто не знал. Только в Новосибирске уже поняли, что едем на Дальний Восток», – рассказывает ветеран.

Попал Андрей Иванович в Амурскую Краснознаменную флотилию на Второй Дальневосточный фронт. Первые месяцы в Военно-морской школе он изучал боевую подготовку и корабельное дело, учился на артиллериста. «А потом отправили на корабль, – делится воспоминаниями моряк. – Корабль был гражданский, но на него установили орудие: два крупнокалиберных пулемета и 45-миллиметровую пушку, мы называли её «сорокопяткой». Я был командиром отделения, отвечал за эту самую «сорокопятку». Наш сторожевой корабль охранял границу, что проходила по реке Уссури. Главной задачей было не пропустить диверсантов со стороны Манчжурии. Мы несли свою службу на Востоке, но, конечно, постоянно следили за ходом войны на Западе, ловили каждую весточку, обсуждали новости с фронта. Весть о победе получили, когда стояли в Хабаровске. Радовались ли? Это не то слово... Весь город в тот день на улицу вышел...
Однако к радости от Победы над Германией примешивалась тревога: не было сомнений, что Квантунская армия готовится к нападению и войны с Японией не избежать. Корабли постоянно находились в состоянии боевой готовности. Помню, по сигналу боевой тревоги мы снялись с якоря и направились по Амуру в г. Хабаровск. Плыли до моста вверх по течению, заякорили с обеих сторон, поставили сети, чтобы оградиться от плавучих мин. Мы охраняли Амурский мост до 6 августа. В течение двух месяцев шла через мост переправа военной техники и «живой» силы. Составы, усиливающие Дальний Восток войсками, шли и шли... После того, как все это закончилось, мы снялись с якоря. А 9 августа началась война с Японией. Первый бой мы приняли в районе Ленинска, попали под зенитный обстрел, но нам удалось всё-таки уничтожить огневые точки. Тяжелые бои продолжались вплоть до 17 августа. У японцев были очень большие укрепления, дзоты, наблюдательные пункты».

В одном из боев Андрей Иванович получил серьезные ранения. «Раз – и правая рука выше кисти словно надломилась, повисла и что-то попало в правый глаз... Хорошо, что молодой военврач корабля не дал руку ампутировать. Отрезать всегда успеем, сказал он комиссии, давайте сначала будем лечить. И рана затянулась, рука зажила, правда, не всеми пальцами хорошо владею с тех пор, но лучше так, чем совсем без кисти. А правый глаз спасти тогда не удалось», – вздыхает артиллерист. Несмотря на серьезные ранения, в госпиталь он так и не поехал, остался в ставшей уже родной Амурской Краснознаменной флотилии и нес службу до самого 1950 года. В мае 50-го старшина первой статьи Андрей Канаев вернулся в родную Башкирию. В родной деревне его ждали мама и сестра, а в Ишимбае – двоюродные сестры.

«Я с сыном одной из сестер встречался на Дальнем Востоке. Так совпало, что и он по службе в Хабаровск попал. Федя мне тогда рассказал, что в Ишимбае мне сестры и работу нашли, и девушку хорошую приглядели. Приехали, мол, к ним на нефтепромысел практику проходить две студентки, одна из них – Тоня – уж больно им по душе пришлась. Так вот я решил в Ишимбай заглянуть», – улыбается Андрей Иванович. Знакомство с Антониной стало судьбоносным – через некоторое время молодые поженились. Всю жизнь рука об руку шагали они потом вместе. Антонина Александровна вслед за супругом поехала в г. Саранск, куда его отправляли по работе. Там появилась на свет старшая дочь Таня. Когда ей исполнился год, семья переехала в поселок Бабай, а здесь уже родились сыновья Володя и Саша.

Трудовая биография Андрея Канаева тесно связана с Кумертауским угольным разрезом, раз устроившись, не изменял он родному предприятию до самой пенсии. Начинал с нижнего рабочего, потом какое-то время трудился машинистом экскаватора, а на пенсию ушел в должности горного электромеханика.

Андрею Ивановичу сейчас 94 года, он выходит иногда на прогулки, но с каждым разом это дается тяжелей. На вопрос, будет ли 9 мая смотреть городской парад, честно признается: навряд ли осилит, возраст дает о себе знать... Но праздник, конечно, не пройдет стороной. Каждый год 9 мая собирается большая семья (у Андрея Ивановича шесть внуков и пять правнуков), чтобы поздравить ветерана с Днем Победы. С большой любовью и уважением будут чествовать они в этот день своего героя, с особым трепетом разглядывать снимки военных лет, медаль «За Победу над Японией» и орден Отечественной войны второй степени. Впрочем, любовь и поддержку близких Андрей Иванович ощущает не только в праздник. Теплые семейные отношения, царившие в семье Антонины Александровны и Андрея Ивановича, передались по наследству, поэтому глава семьи без заботы родных не остается ни на день. Династия Канаевых продолжается в детях, внуках, правнуках, которые любят отца, дедушку и прадедушку Андрея и благодарны ему за всё в их жизни, за саму жизнь.