Все новости
Общие статьи
8 Мая 2018, 12:25

«Просто люди мирного времени не могут представить, что маленькая крошечка хлеба может спасти человеку жизнь», – рассказывает Фирдаус Фаткулловна Исмагилова, вспоминая годы своей молодости

К нам в редакцию газеты приходят разные люди с разными проблемами, с разными просьбами. Для каждого из них у нас открыты двери: всегда выслушаем, попытаемся помочь, чем можем, и искренне радуемся, когда удается решить проблему. Бывает, приходят, чтобы просто поговорить, поделиться воспоминаниями. Вот и в этот раз к нам на огонек заглянула ветеран войны и труда Фирдаус Фаткулловна Исмагилова (девичья фамилия Нигматуллина) со старой фотографией, которая ей очень дорога.

К нам в редакцию газеты приходят разные люди с разными проблемами, с разными просьбами. Для каждого из них у нас открыты двери: всегда выслушаем, попытаемся помочь, чем можем, и искренне радуемся, когда удается решить проблему. Бывает, приходят, чтобы просто поговорить, поделиться воспоминаниями. Вот и в этот раз к нам на огонек заглянула ветеран войны и труда Фирдаус Фаткулловна Исмагилова (девичья фамилия Нигматуллина) со старой фотографией, которая ей очень дорога.


– Эта фотография 1947 года, – рассказывает ФирдаусФаткулловна, с особым трепетом держа ее в руках. – Рядом со мной стоят мой сосед Рафкат и две мои подружки Гульзифа и Райса. В живых теперь только Райса осталась, с которой мы до их пор общаемся, правда, только по телефону. В тот день мне вручили медаль «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны». Как сегодня помню, что я сказала: зачем мне медаль, лучше бы хлеб дали! Вот насколько одолел нас голод.

В годы войны вместе с остальными детьми работали в колхозе, назывался он тогда «Урняк». Вы не представляете, как мы работали, но никто не жаловался, да мы и не знали, что такое жаловаться, раз надо – значит, надо! Выполняли всю мужскую работу: на быках возили солому, убирали хлеб на полях – все делали, только в космос не летали! На сон, может, и уходило два-три часа в сутки, а все остальное время шло на работу. Все убранное зерно отправляли на элеватор, а сами шатались от голода. Ели кашу из различных зерноотходов, лепешки, которые готовили из корешков растений и высушенной лебеды. Мама пекла хлеб, куда добавляла траву полыни. Этот хлеб имел горьковатый вкус и был плотный. И сейчас помню вкус этого хлеба…

Я ведь дочь врага народа. Моего отца в 1939 году расстреляли только за то, что он был против, чтоб из мечети сделали клуб. Так моя мама с четырьмя детьми осталась одна. Мало того, нас выселили из нашего дома, мы были вынуждены побираться. Конечно, я этого не помню, маленькая совсем была, но мне потом мама все время рассказывала про это. Немного погодя, построили саманный дом, там и жили. Оба моих брата воевали: старший – в Сталинграде, младший – на Дальнем Востоке. Они вернулись живыми, но старший брат вскоре скончался из-за множества полученных на войне ранений.

Грозное дыхание войны коснулось практически каждой семьи. Она занимает до сих пор особое место в судьбе каждого из нас. Я своим детям, внукам, теперь уже и правнукам, всегда рассказываю, как мы жили и трудились во время

войны, чтобы не забывали, через что нам пришлось пройти, чтобы они ценили жизнь. Конечно, всего рассказать не удастся никогда. Прошло столько лет, но эхо войны продолжает звучать во мне и сегодня. Не могу видеть, что в тарелке остается недоеденное. Всегда говорю внукам, даже по телефону спрашиваю, не как у них дела, а не голодаешь ли ты? Конечно, они смеются, говорят: бабушка, но не война же! Просто они, как и все люди мирного времени, не могут представить, что маленькая крошечка хлеба может спасти человеку жизнь…


Фото из семейного архива.