Все новости
Люди нашего города
23 Сентября , 11:00

Мой дед – поэт. В этом году он встретил восемьдесят пятый год своего рождения

По своему характеру мой дед Николай Данилкин – «иронический оптимист». Так он сам себя определяет. Свой возраст он часто сравнивает с возрастом Льва Николаевича Толстого, который умер, как известно, восьмидесяти двух лет и считался долгожителем. В молодости такой возраст казался деду заоблачным и недосягаемым, да и по «физиологии» такие старички представлялись ему доходягами.  

Мой дед – поэт.  В этом году он встретил восемьдесят пятый год своего рождения
Мой дед – поэт. В этом году он встретил восемьдесят пятый год своего рождения

– Ну, скажи мне, Алёша, похож я на старого да больного доходягу? А? – с гонором спрашивал дед, обращаясь ко мне (любит дед иногда прихвастнуть). – Вот мне уже восемьдесят пятый пошёл, а я ещё «молодой и могучий», тьфу, тьфу, тьфу!

Эта самооценка деда употреблялась им где надо и не надо и превратилась для нас, потомков, в своего рода логотип, впрочем, дед этот логотип вполне оправдывает.

Первое. Четыре раза в неделю по утрам выполняет свой «оздоровительный комплекс»: общий массаж, гимнастика, контрастный душ.

Второе. Неутомимый пешеход. На двадцать километров вокруг города нет той тропинки, которую бы он ни прошёл и не один раз. Отсюда и любовь к туризму; исхожены и разрез (тогда ещё не затопленный), и окрестные горы – Уральская, что за разрезом, и Янгудай, что за речкой Белой. И поднимался на эти горы даже 82-летним!

Третье. Привычку заниматься физкультурой дед приобрёл ещё, будучи молодым, в семидесятых-восьмидесятых годах. С группой энтузиастов в любую погоду прибегали на городской пруд и, очистив прорубь, погружались в неё, то есть были «моржами».

Четвёртое. Бег трусцой был его любимым занятием. Дважды пробегал даже марафон, не считая периодических 10-15-километровых забегов.

Пятое. Ни одна из трёх бабуль, на которых он успел жениться, не дожила до его лет. Доживает свой век в одиночестве (так я неосторожно однажды сказанул).

– Доживает?! Это кто же сказал, что я доживаю? Доживали те, которых уже нет, а я живу, и мне ещё о-го-го сколько жить! – и тут дед обычно рассказывает историю о том, как он, работая на КумАПП, ещё в славные времена «социалистических обязательств», когда каждый трудящийся обещал в срок обязательно достичь каких-либо успехов, взял обязательство: «Вести здоровый образ жизни и дожить до 103 лет».

Всякий разговор о заводе вызывает у деда «зубную боль». Более 30 лет, самых активных, были отданы заводу. У деда была любимая им творческая работа инженера-конструктора в отделе механизации и автоматизации производства. О, как он гордился своей профессией и заводом! Гордились заводом и город, и республика. В заводской многотиражке стихотворцы сочиняли стихи об успехах и воздавали хвалу организаторскому таланту директора Александра Самойловича Палатникова. Грешил и мой дед сочинительством. Вот вам образец на выпуск первого вертолёта Ка-26.

Когда выводят из ангара
Тебя на взлётную черту,
И сильных двигателей пара
Легко уносит в высоту,
Когда летишь над Кумертау,
Красавец, я тебя хвалю
И молча, с гордостью, пою
Тебе заслуженную славу.
Так я с волнением когда-то,
Как чуда, в небе ожидал.
И ты взлетел, и час настал
Назвать республику крылатой.

А вот «Ода директору завода» в сокращённом варианте:

Воет ветер, будто нудный лектор.
Ты уймись, декабрьская погода.
В кабинете думает директор
О судьбе, о будущем завода.
Помните, давно ли это было,
РМЗ коптил среди оврагов
На окраине городской где-то,
Где без грязи не ступить и шагу.
Мчались годы в прошлое неистово,
Годы боевые, трудовые.
Ни к чему подробности описывать,
Все тому свидетели живые.
Стали даже мы совсем иные,
В беленьких работаем халатиках,
А виновник этого, родные, –
Александр Самойлович Палатников.

А расстался он со своим кульманом в 66 лет благодаря перестройке, устроенной генсеками. Он и сейчас работал бы, наверное, если бы не вежливый совет уйти на «заслуженный отдых». И стал дед неработающим пенсионером.

Но не сделался унылым бездельником. Помимо обязательных работ по дому, он по-прежнему «несгибаемый турист» и, имея свободное время, приступил к занятиям литературным творчеством. Он осуществил давнюю, с детства, мечту – сочинять. Так, сидя за своим компьютером, «втихаря» насочинял на книжку, которую издал. Нам, потомкам, подарил по экземпляру. Так мы узнали о его «подпольной» деятельности. Кроме того, издательство «ЛитРес» опубликовало онлайн, и её можно прочитать («Жизнь прекрасна». М. Дорохов).

Дед неоднократно был номинирован как участник конкурсов Союза писателей России на звание «Поэт года» и за активное участие награждён медалью Бунина со значком-логотипом портала «Стихи.Ру». Он и сейчас на своём «компе» копается на различных литературных сайтах, читая произведения собратьев по перу. Пишет рецензии, в общем, дед не унимается. Сейчас его сочинения становятся похожими на «стариковские мемуары». Вот вам пример. Даю только начало и конец. Судите, уважаемые читатели, сами. А деду нашему с любовью пожелаем жить долго-долго!

Старик (отрывок)
В одном городишке убогом,
Живом ещё, как реликт,
В хрущёвке, подаренной Богом,
Свой век коротал старик.
И часто вечерней порою
Садился старик у окна
Для дум о былом, для покоя,
Смотрел на закат старина.
И по лицу было видно,
Не лучшее он вспоминал,
Ему «За державу обидно»,
Об этом, печалясь, шептал.
Мне стало о том интересно:
– Печален ты, я гляжу.
Какая печаль, известна?
– Присаживайся, расскажу.
– Но лучше прочти мемуары,
Которые я сочинял,
Я – много видавший и старый...
И вот что я прочитал:
«К тебе обращаюсь,
Творец и Учитель,
Крестом осеняясь,
скажи нам, Спаситель,
Ну как же найти во спасенье пути?
Ну как в этом мире с ума не сойти?
Я был октябрёнком
и честным, и чистым,
Я был пионером
со взглядом лучистым,
Я был комсомольцем –
Корчагиным истовым,
Я был коммунистом,
я был атеистом.
Я верил вождям –
убеждённым марксистам.
Я в «наш новый мир»
устремлялся неистово.
А образы Ленина, Сталина,
Энгельса, Маркса
Сияли, как образы иконостаса.
Я не был обучен учению Спаса.
Я жил под знамёнами крови окраса.
Во мне зародилась
гордыни гримаса.
Я в светлое завтра
на крыльях летел
И песни советские
с гордостью пел:
И Родины не было краше,
И вечной казалась весна.
«За детство счастливое наше
Спасибо, родная страна!»

Вот так выразил свои ностальгические чувства наш дед-поэт.

Автор:А. ДАНИЛКИН, внук, от имени всех потомков деда
Читайте нас в